Category: дети

Category was added automatically. Read all entries about "дети".

ДКР

За что сын немецких коммунистов обвинил Сталина в предательстве?

 Некоторое время назад kommari сообщил в сообществе "История партии" о выходе следующей книги:

Байерляйн Б.
Б18 «Предатель — ты, Сталин!» Коминтерн и коммунистические партии в начале
Второй мировой войны (1939-1941): утраченная солидарность левых сил /
Б. Байерляйн ; при участии Н. Лебедевой, М. Наринского, Г. Альберта ; об-
зор свидетельств современников подгот. В. Леонхардом ; предисл. Г. Вебера ;
[пер. с нем. К. А. Левинсона]. — М. : Российская политическая энциклопедия
(РОССПЭН) : Фонд «Президентский центр Б. Н. Ельцина», 2011. — 679 с.


Дошёл я до неё наконец то. Читать начал. 
Начинается книга с воспоминаний Вольфганга Леонхарда. Как ясно из текста а также немецкой педивикии, господин Леонхард - сын немецких коммунистов, вынужденных выехать в СССР после прихода к власти в Германии фашистов. Вот, собственно, первый абзац книги: 


23 августа 1939 г. в Москве был подписан договор между Гитлером и Сталиным. Я
помню этот день — мне было 18 лет, я находился в Советском Союзе: мы, группа детей
германских и австрийских политэмигрантов, проводили каникулы в городе Ейске на
Азовском море.
До сих пор памятен мне тот шок, в который повергло нас известие о пакте; помню,
как мы немедленно прервали каникулы и спешно возвратились в Москву; помню, как
был ликвидирован наш детский дом. Его закрыли — потому что в СССР отныне не мог-
ло быть эмигрантов-антифашистов!
(стр. 7)

Собственно говоря, этот абзац сразу же вызывает массу вопросов.
Что за договор между Гитлером и Сталиным? Вообще то Договор о ненападении между Германией и Советским Союзом подписал с советской стороны Молотов, а с немецкой - Риббентроп. 
Далее, человеку 18 лет - а он, этот вполне совершеннолетний по советским законам детина, вместо того, чтобы начать зарабатывать на жизнь самостоятельно, продолжает воспитываться в детском доме и проводит каникулы на Черном море. 
И недовольство его вызывает именно факт закрытия детского дома, который Леонхард связывает с тем, что "в СССР отныне не мог-
ло быть эмигрантов-антифашистов!"
А, собственно говоря, почему не могло их быть? Пакт Молотова-Риббентропа накладывает на СССР соответствующие ограничения? Или "секретные протоколы" к этому пакту? Леонхард эти вопросы оставляет без ответа. 
Да, и что это за детский дом такой,  в котором содержаться дети, родители которых - не алкоголики и не асоциальные элементы, вполне себе живые и здоровые. Что мешает этим детям жить вместе с родителями? 
Видимо, подобные вопросы задавали себе и люди в руководстве СССР. Тем более, что как сам Леонхард пишет: 

"Мы к тому времени уже подросли, нам было лет по семнадцать-девятнадцать, и наш когда-то
детский дом превратился в своего рода общежитие для эмигрантской молодежи" (стр. 13)

Семнадцать-девятнадцать лет - возраст, в котором в те годы человек считался уже вполне  взрослым и способным  самостоятельно о себе позаботится: устроиться на работу или продолжить обучение в ВУЗе. Собственно говоря, именно так и решило советское руководство: 

"Реорганизация закончилась в течение получаса: большинство наших воспитанни-
ков были переведены в русский детский дом «Спартак», а самым старшим предстояло
либо отправиться работать на предприятия, либо поступить учиться в вузы, которым и
надлежало обеспечить их жильем." (стр. 15)


Итак, Вольфганг Леонхард лишился привычного, достаточно комфортного существования: 

"В первые годы мы жили на весьма привилегированном положении: одежду для нас
шили в специальных ателье; готовила нам специальная австрийская повариха; у дома
имелся собственный автобус, на котором нас возили в школу и обратно. У нас была
своя амбулатория, возглавляемая доктором-немкой; нас часто приглашали на всякие
мероприятия и там всегда особо приветствовали; нам привозили билеты в театр, в опе-
ру и оперетту; к нам приходили в гости немецкие писатели-антифашисты, иностранные
делегации и функционеры австрийской и германской секций Коминтерна — например,
Коплениг, в то время генеральный секретарь КПА, или Вильгельм Пик. Впрочем, не
обошел стороной наш детский дом № 6 и Большой террор 1936-1938 гг.: все чаще то у
одного, то у другого воспитанника арестовывали отца или мать. 26 октября арестовали
и мою мать, ее отправили в лагерь в Воркуту".


Обратим внимание, что вопреки утверждениям наших "антисталинистов" о том, что "все дети "врагов народа" также подвергались репрессиям", Вольфганг не был объявлен "членом семьи изменника Родины", более того: он поступает в педагогический институт, работает на радиостанции "Свободная Германия", а после войны в составе т.н. "группы Ульбрихта" направлен в Восточную Германию подгатавливать там приход к власти коммунистов.

"Один за другим оказались арестованы учителя нашей школы имени Карла Либкнехта, так что в 1937 г. нас перевели в русскую школу."

Сколько в целом родителей воспитанников данного детского дома было репрессировано - из воспоминаний Леонхарда также не понятно, что также весьма примечательно. 

"В начале 1939 г. кровавая чистка прекратилась, и мы стали надеяться на нормаль-
ные, спокойные, лучшие времена. На летние каникулы воспитанников дома распре-
делили по различным курортам южной части СССР. Человек десять или двенадцать,
в том числе и я, должны были провести лето в городе Ейске на Азовском море, в
качестве гостей крупного военного училища."
(стр. 13)



"Нам отвели красивое здание, расположенное несколько на отшибе. Училище пре-
доставило в наше распоряжение автобус, который каждый день возил нас на море, а
вечером обратно.
После кошмара Большого террора эти каникулы стали для нас вдвойне прекрас-
ными. Мы наконец как следует отдыхали. Впрочем, полностью от нашей обычной
жизни мы оторваны не были. Через день у нас проходили политзанятия: после обеда
мы час с лишним сидели с нашим политруком Игорем Сперанским и занимались по-
литической подготовкой — естественно, по «Краткому курсу» истории ВКП(б)."

(с. 14)
Да, всё было бы прекрасно - если бы Жыдокомиссар (с) не заставлял на ночь зубрить кошмары о расправах над троцкистами-зиновьевцами!


И вот теперь, вместо всего этого: 

"Вследствие подписания договора о ненападении между СССР и гитлеровской Гер-
манией и ликвидации нашего детского дома мы в один день превратились в обычных
молодых людей, живущих в Советском Союзе.
Казалось невероятным, что не прошло
и двух недель с тех пор, как специальный автобус военно-морского училища повез нас
к морю, а потом нас чествовали на торжественном собрании во дворце культуры сотни
советских офицеров."

(с. 15)
Так вот где собака зарыта! 
Сын германских коммунистов хотел быть в Стране Советов на особом положении: ходить в сшитой в специальном ателье одежде, кушать приготовленную специальной поварихой пищу, в школу ходить не пешком, а ездить на специальном автобусе, лето проводить на море. 
А его взяли, да и приравняли во всех правах и обязанностях с обычными гражданами СССР!

Действительно, хороший повод для того, чтобы в итоге в 1950 году перейти из ГДР в ФРГ, из коммунистического лагеря в либеральный. 
Только вот какая несостыковочка: либералы вроде как за всеобщее равенство: 
"Мы исходим из той самоочевидной истины, что все люди созданы равными" - говорится в основополагающем документе "самой демократической страны мира". 
"Люди рождаются и остаются свободными и равными в правах. Общественные различия могут основываться лишь на общей пользе" - говорится в основополагающем документе другого, не менее демократического государства. 
Либералы вроде как и против привилегий для "партократов" - опять же, если верить официальным речам Ельцина, Гайдара, Чубайса, Сванидзе... 

А когда коммунисты эти принципы попытались на практике последовательно применить к Леонхарду - он на всю жизнь затаил обиду. Так кто предатель то, а? 
  • kommari

1917. Кто ехал в пресловутом пломбированном вагоне.

ПАССАЖИРЫ ПЛОМБИРОВАННЫХ ВАГОНОВ,
пропущенных Германией в Россию  в 1917 году.



Ленинский вагон


Абрамович Мая Зеликовна
Айзенбунд Меер Кивович
Арманд Инесса Федоровна
Гоберман Михаил Вульфович
Гребельская Фаня
Кон Елена Феликсовна
Константинович Анна Евгеньевна
Крупская Надежда Константиновна
Ленин (Ульянов) Владимир Ильич
Линде Иоган-Арнольд Иоганович
Мирингоф Илья Давидович
Мирингоф Мария Ефимовна
Морточкина Валентина Сергеевна (жена Сафарова)
Пейнесон Семен Гершович
Погосская Буня Хемовна (с сыном Рувимом)
Равич Сарра Нахумовна
Радек (Собельсон) Карл Бернгардович
Радомысльская Злата Эвновна
Радомысльский-Зиновьев (Апфельбаум) Овшей-Гершен Аронович
Радомысльский Стефан Овшеевич
Ривкин Залман-Бэрк Осерович
Розенблюм Давид Мордухович
Сафаров (Вольдин) Георгий Иванович
Сковно Абрам Анчилович
Слюсарева Надежда Михайловна
Сокольников (Бриллиант) Гирш Янкелевич
Сулиашвили Давид Сократович
Усиевич Григорий Александрович
Харитонов Моисей Мотькович
Цхакая Михаил Григорьевич
Collapse )